Posts Tagged ‘Educazione siberiana’

Educazione siberiana

Июль 23, 2013

Посмотрел «Сибирскую школу» Габриэля Сальватореса, снятую по книге Николая Лилина, и собирался написать, почему этот фильм такой охуенный и крутой, но Яроврат уже написал отличный пост об этом фильме. Так как пост закрытый, процитирую здесь целиком:

1. ФЕТИШИЗАЦИЯ

Фетишизация заключается в надрачивании на обычные вещи и их возведении в сакральный статус. В первую очередь это касается татуировок (Лилин даже открыл тату-галерею). Все русские персонажи в буржуйских креативах татуированы с ног до головы. Если надо показать, что персонаж русский (т.е. «крутой») — его покрывают татуировками.

Также фетишизируется оружие. Выбор ТТ, причём с изящным довоенным затвором — выбор логичный и предсказуемый, но ещё интересней щёчки на этом ТТ. Это легко пропустить, и это никогда не разъясняется, но я заметил это мгновенно — щёчки нештатные. И я сразу понял, почему — нет, это не для эргономики, просто на штатных — пентакль и чи-чи-чи-пи, что для истинного православного антисистемщика — некорешно. Это хороший ход, мы его заимствуем.

Также фетишизируются ножи и особенно выкидухи («этой выкидухой перерезали пуповину, когда ты рождался»), а также вообще всё подряд — от чифиря («три удовольствия в одном») до голубей (Джон Ву одобряет). Суть в том, что берётся обычная банальная вещь или событие, и к ней пририсоввываются рюшечки. Под это дело также придумываются ритуалы и традиции. Сперва показывается «красивый жест», нужный по сюжету, а затем идёт его рационализация («я это сделал потому, что у нас есть древняя традиция, которая означает, что…»). Самое интересное, что у русских действительно много традиций, которые не принято нарушать, просто русские этого не замечатют: «через порог не здороваются», «к пустой голове не прикладывают»… Кстати, насчёт пустой головы, салютующие на голый затылок комми из «Metro: Last Light» чуть не вогнали меня в истерику.

2. АНТИСИСТЕМНОСТЬ

Вымышленный клан сибирских урков противостоит и царю, и коммунистам (точнее, партократам), и бездушному западному капитализму. Последний фактор для буржуев очень ценен — ни один думающий западный человек никогда не будет «за Запад», так же как ни один думающий русский не будет «за ЕдРо». Статус-кво никто не любит. На Западе капитализм подвергается постоянным нападкам, потому что он там статус-кво.

Что же касается войны и с царём, и с коммунистами, то тут работает тот же принцип. Русская позиция по царю, СССР и «лихим девяностым» зависит от времени рождения. Рождённые в девяностые ненавидят путинизм и дрочат на ельцинизм. Рождённые в восьмидесятые ненавидят ельцинизм и дрочат на коммунизм. Рождённые ещё раньше ненавидят коммунизм и дрочат на царизм. Наконец, рождённые при царе — самые адекватные, ибо не дрочат ни на кого и ненавидят всех.

Клан урков — как раз из этой породы («против всех — выше всех»), что позволяет ему быть воистину крокодильским. Если смотреть с точки зрения русской политоты, то это позиция откровенно слабая. Сейчас идёт союз молодых хипстеров и старых пердунов-шестидесятников, с их совковым восхвалением «царя-батюшки» и таким же совковым дрочем на «волшебный храм McDonalds». Поэтому России нужно колоть НКВД и СМЕРШ лошадиными дозами, молиться на лагерную колючку и восхвалять палачей-стукачей («бешеная Зона — рой себе могилу, Русский Порядок набирает силу!»).

Но для Запада это неактуально. На Западе царя не любят, и Сталина тоже не любят, за то что он запомоил светлые идеалы коммунизма (т.е. официальную идеологию технократической элиты Запада) о необходимость кровью и железом поднимать крестьянскую страну из бездны отсталости. Оппозиция Сталину не является в глазах западного человека символом слабости: если ты русский и жил при Сталине, то ты крут уже тем, что смог при Сталине выжить. Для буржуев Сталин — не «отец народов» и не «кровавый тиран», а нечто типа стихийного бедствия, наряду с Революцией, Великой Отечественной Войной и Русской Зимой.

А вот царь для буржуев — «бессмысленное зажравшееся ничтожество», и позиция дроча на белогвардейцев — ещё более ущербна, чем позиция дроча на красногвардейцев. Красные как минимум «за счастье народное» воевали, пусть и на словах, а белые — за зажравшихся толстосумов, которые заедают в первую очередь самих буржуев («кровососы с Уолл-Стрит» — это не газета «Правда», это мэйнстримные газеты Запада).

С этой точки зрения наш унгернизм — отличная стилистическая наработка, но лишь промежуточная, ведь сам Унгерн — конкретный человек с конкретной идеологией и конкретными делами, и эти вещи на Западе не шибко позитивно воспринимаются. Поэтому унгернизм для нас — тема, стиль и мотив, а не идеология. Лилин дал буржуям то, что они хотели: антисистемный либертарный социализм на закваске из «духовности». Это куда лучше продаётся на Западе, чем идея восстановления монархии силами азиатских полчищ.

3. ТРАЙБАЛИЗМ

Как уже было сказано, Лилин реконструировал урков в региональный сибирский субэтнос, или точнее в субкультуру. Русские федералы воспринимаются героями Лилина как чужаки — именно так на них смотрит и западный человек. Отсутствие самоидентификации с государством позволяет русским отмазаться от кровавых преступлений царизма, коммунизма (точнее, партократии) и российского правительства в целом. Типа, «мы не преступники, мы жертвы режима».

Для подчёркивания разницы создаётся и анти-пример — фэнтези-субэтнос «черноморцев», олицетворяющий худшие русские (точнее, общечеловеческие) черты: алчность, коррупцию, сотрудничество с властями, неуважение к женщинам, наркоманию, дурной вкус в одежде.

Эта трайбалистская разбивка на «племена» и «кланы» позволяет проще выстраивать сюжет. Мол, были два друга, Колыма и Гагарин, оба сибиряки, но Гагарин связался с черноморцами и принял их ценности (жадность, эгоизм, индивидуализм, материализм, бездуховность и т.д.), отвернулся от благородных традиций сибиряков, в результате стал плохим и наломал дров, но потом раскаялся и заплатил кровью.

Попытка рассказать ту же историю без предварительного придумывания двух «племён» забуксовала бы на полпути. Ведь «добро» и «зло» — вещи относительные, и у разных (суб)культур разные представления о них. Вот и надо прорисоввывать эти (суб)культуры, а не пытаться высосать из пальца «общечеловеческий консенсус».

4. ДУХОВНОСТЬ

Весь этот робингудский бессребреннический либертарный социализм никуда бы не уполз без соответствующей духовной подложки. Этой подложкой является русское православие сектантского типа, без всяких «ридигеров», да и без попов тоже. Западный человек не любит организованную религию по той же причине, по которой не любит организованный социализм. В общем, сергианство идёт в жопу. Также в жопу идёт и клерикализм в целом. Поп — лишнее звено, как в Исламе.

Разумеется, такое православие является во многом языческим, ведь даже такие вещи как наколки противоречат Библии. Это скорее даже не христианство, а просто учение Христа (мир ему), который, как известно, был первым коммунистом либертарным социалистом.

В итоге имеем органический гибрид левых и правых ценностей, причём не с оттенком новизны, а с оттенком «древней аутентичности». При этом, что важно — без фундаментализма и клерикализма.